суббота, 11 июля 2015 г.

«Я не хотел участвовать в боевых действиях на территории Украины» Майкопских контрактников, испугавшихся отправки на Украину, судят за дезертирство.






Когда очередная копеечная сволочь из сибири будет вонять про "гражданскую войну"
ткните этой погани в рожу. 

-- Источник- ГАЗЕТА.RU  --


Несколько десятков контрактников из в/ч №22179 33-й отдельной мотострелковой бригады (Майкопская разведывательная бригада) сбежали с полигона в Ростовской области, поскольку испугались отправки на Украину. Против них возбуждены уголовные дела, им грозит до десяти лет лишения свободы за самовольное оставление частей и дезертирство. Военные и их родственники рассказали «Газете.Ru», что жили в нечеловеческих условиях и их агитировали поехать добровольцами в Донбасс. «Газета.Ru» провела собственное расследование событий в части.

Волонтерская помощь армии, український волонтерський рух.

Гражданская война говорите, суки?
23-летний рядовой Анатолий Кудрин из Майкопской разведывательной бригады уже осужден за самовольное оставление места службы — он получил полгода колонии-поселения. Еще двое военнослужащих находятся под арестом, следствие по другим контрактникам, самовольно оставившим полигон, пока продолжается. По словам юристов, солдаты покинули полигон «Кадамовский» в Ростовской области, так как опасались отправки на войну в Донбасс.


По версии следствия, контрактники оставили полигон «Кадамовский», «не желая переносить тяготы и лишения военной службы». Теперь все эти контрактники — это несколько десятков человек — под следствием по ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части», до пяти лет лишения свободы) и ст. 338 УК РФ («Дезертирство», срок до десяти лет).

«Не хотел участвовать в боевых действиях на территории Украины»

С матерью 20-летнего гранатометчика Ивана Шевкунова мы встречаемся в кафе в центре Майкопа. Невысокая женщина сильно взволнована.
«Сын служил по призыву в Армении, в войсках ПВО. В июле 2014 года он вернулся и сразу же захотел продолжить службу в Севастополе, поселок Привольный, — рассказывает «Газете.Ru» Светлана Николаевна. — Пришли в военкомат, он написал заявление, начал проходить медкомиссию. В военкомате дали пустой контракт, который должны были отправить в Севастополь для подписания командирами. Уже на «девятке» (контрольно-сборочный пункт в Краснодаре. — «Газета. Ru») развернули, сказали, что может служить только в Майкопской бригаде. Он приехал сюда, с 17 сентября зачислили рядовым».
В конце сентября Ивана Шевкунова вместе с частью отправили на военный полигон «Кадамовский» в Октябрьском районе Ростовской области. Полигон расположен под Новочеркасском. Это место сборов войск Южного военного округа. Отсюда до границы с Украиной около 80 км, эта сопредельная территория разделена между Луганской и Донецкой народными республиками.
«Сказал, что едет на границу с Украиной, командировка до декабря. Звонил каждый день, жаловался на условия: спали на брошенных на землю досках, первые три дня кормились у стоявших рядом ополченцев, — говорит Светлана Николаевна. — Выяснилось, что ему нужно подписать какой-то документ в части, он попросил денег на дорогу и вернулся в Майкоп».


На месте Ивана прикомандировали к другой роте, где он продолжал служить, поселили в казарму. Когда его рота вернулась с «Кадамовского», на Шевкунова, по словам матери, начали давить. В итоге он написал три рапорта об увольнении. И не получил ни одного ответа.
Светлана Шевкунова утверждает, что ее сын опасался отправки в Донбасс.
«Он рассказывал, что солдат заставляют ехать добровольцами, — вспоминает женщина. — Когда я вместе с сыном была на приеме у начальника отдела кадров части № 22179 майора Камбарова, тот стал кричать, что у Вани теперь только два пути: либо в тюрьму, либо на полигон «Кадамовский». И других вариантов нет.
10 июня в отношении Ивана Шевкунова возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 338 УК РФ («Дезертирство»).
Из постановления о возбуждении уголовного дела:

«30.9.2014 года рядовой Шевкунов И.Н., являясь военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, находясь в составе своего подразделения в служебной командировке на полигоне «Кадамовский», дислоцированном в Октябрьском (сельском) районе Ростовской области, будучи недовольным тем, что его направили в служебную командировку за пределы Майкопа и Республики Адыгея, не желая переносить тяготы и лишения военной службы, с целью вовсе уклониться от прохождения военной службы… самовольно оставил место службы — полигон Кадамовский и убыл по месту жительства».
Похожая история у 27-летнего сержанта этой же части Павла Тынченко. Его мать Валентина Ивановна рассказала, что Павел семь лет прослужил на Северном флоте — на атомном крейсере «Петр Великий». По семейным обстоятельствам он вернулся в Майкоп и пытался устроиться по контракту в разведывательную бригаду.
«Командование тянуло с документами, но неожиданно позвонили в начале августа из военкомата, сказали срочно собирать документы. В течение, по-моему, трех дней он сдал физподготовку, все документы, получил довольствие и отбыл на полигон Ашулук в Астраханской области», — вспоминают родственники бойца, арестованного по ч. 4 ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части»).
С учений, на которых пробыл почти два месяца, Тынченко вернулся в конце сентября, провел дома выходные и тут же был переброшен на полигон «Кадамовский».
«Предыдущие учения прошли в ужасных условиях, хотя сын уже служил по контракту и был готов к лишениям. Но то, что происходило в Ашулуке, ни в какие ворота не шло, — делится Валентина Тынченко. — Он подал рапорт об увольнении. Их, несколько человек, собрали на плацу в части и в присутствии караульных зачитали приказ о командировке, насильно посадили в грузовики и увезли в Ростовскую область».
Сержант по телефону рассказывал матери, что с приграничной территории их несколько раз в тентованном грузовике отвозили в поля, где они охраняли боевой артиллерийский расчет. Там они находились от недели до десяти дней, спали на брошенных на землю одеялах. В Майкоп Тынченко вернулся с пневмонией. Официально на учебно-боевой подготовке в Ростовской области он пробыл месяц — с 15 октября по 14 ноября.

В распоряжении «Газеты.Ru» имеется заявление Павла Тынченко на имя судьи Майкопского гарнизонного военного суда Марголина, избравшего ему меру пресечения.
«Ознакомившись с постановлением, пришел к выводу, что в постановлении не отражены мои показания в части «невыполнения приказа». Я не выполнял преступный приказ, так как не хотел идти против присяги, которую я принимал, и не хотел участвовать в боевых действиях на территории Украины. Прошу внести данное замечание в постановление суда», — написал Тынченко.

За поездку в Донбасс предлагали 8 тыс. суточных и ветеранский статус

Заместитель гендиректора ООО «Первый объединенный союз юристов Кубани» Татьяна Чернецкая, представляющая интересы пяти контрактников, против которых возбуждены уголовные дела, рассказала «Газете.Ru», что, по ее данным, речь идет о десятках уголовных дел в отношении покинувших полигон военнослужащих. «Командир части, передают ребята, заявляет: военно-следственный отдел не справляется, столько уголовных дел, — утверждает Чернецкая. — Парням присваивают номера 101, 137 в очереди на возбуждение уголовных дел, получают номер и ждут вызова к следователю».
Судя по официальной статистике майкопского гарнизонного суда, за первую половину 2015 года по статье 337 УК РФ ч. 4 («Самовольное оставление части») осуждено 62 военнослужащих. При этом за предыдущие пять лет — с 2010 по 2014 год — было вынесено почти в два раза меньше постановлений, всего 35.
По словам Чернецкой, у нескольких десятков контрактников, в отношении которых возбуждены дела по статьям «Дезертирство» и «Самовольное оставление части», одинаковые обстоятельства: в одно и то же время с конца сентября по середину ноября они покинули полигон «Кадановский», объясняя это нечеловеческими условиями и навязчивыми предложениями служить на территории ЛНР-ДНР добровольцами.
«Никто воевать в Донбассе не хотел ни за 8 тыс. в день, которые обещали рекрутеры, ни за 28. Военнослужащие бежали с «Кадамовского» — кто-то просил деньги у родных, другие добирались перекладными, автостопом. По приезде в часть они подавали рапорта на увольнение, но их просто не рассматривали», — утверждает Чернецкая.
Александр Ененко
О том, что происходило на полигоне, подробнее рассказывает находящийся под подпиской о невыезде 22-летний младший сержант Александр Ененко.
«После срочной службы, которую я проходил в этой же части, там остался по контракту. Контракт заключил с 26 ноября 2012 года на три года, — пояснил «Газете.Ru» Ененко, служивший командиром отделения управления. —
На «Кадамовский» прибыл 14 октября. Ребята на полигоне собирали бычки. Они целыми днями бесполезно копали ямы и тут же закапывали. Поговаривали, что их хотят отправить на Украину, около недели ждали приказа, чтобы перейти границу, но в последний момент отменили».
Ененко говорит, что тоже видел «неких людей в камуфляжной одежде без знаков различия, агитировавших за деньги воевать в Донбассе».
«Был конец октября, ночью стояли морозы, у всех собачий кашель. Дрова покупали за свой счет, прямо в подобии палатки жгли костер. Самое тяжелое — отсутствие воды, привозили одну машину на кухню, давали только кружку чая в день. Приезжали местные, продавали бутылку минералки по 100 руб.», — рассказывает другой действующий военный, попросивший не называть его имени.
«Приезжали агитаторы — без знаков различия, но с погонами от майорских и выше. Товарищам звонили другие контрактники, которые отговаривали: если что-то случиться на Украине, спишут тебя задним числом или запишут в дезертиры, который сбежал и на мину случайно подорвался. Агитаторы не на патриотизм давили, а обещали чуть ли не ветеранский статус сделать (дает право на многочисленным льготы, жилье и пр. — «Газета.Ru») и платить по 8 тыс. в день. По факту, знаю от сослуживцев, на деньги кидали, никто согласившимся ничего не платил».
Механик тягача рядовой Анатолий Кудрин заключил контракт за месяц до командировки, в конце августа 2014 года. За самовольное оставление места службы получил полгода колонии-поселения, а в начале июля его привлекли к дисциплинарной ответственности за размещение в соцсетях свастики.
«На полигон приезжали люди, агитировавшие ехать на Украину. Главным стимулом были деньги — обещали 8 тыс. в день. На полигоне было невыносимо, к тому же боялся, что насильно вывезут в Донбасс, поэтому через четыре дня вернулся в Майкоп», — объясняет Кудрин.


Все опрошенные «Газетой.Ru» контрактники сходятся в одном: агитаторы были не из их части.
Позицию командования части можно понять из видео, которое представили «Газете.Ru» родственники подследственных контрактников. На нем мать Ивана Шевкунова общается с предположительно врио командира части подполковником Сергеем Кенсом.
«Раз в три дня с воинской части уходило две машины туда (вероятно, имеется в виду полигон «Кадамовский». — «Газета.Ru»)… Я вам скажу, как они делают: время назначают 10 часов, они прибывают в 10.30 — только машины ушли. А те, кто садится, едут сзади на машине, лично свидетель, доезжают до «Родничка» и выпрыгивают из своих кузовов, просто выпрыгивают, — говорит на видео подполковник Кенс. — Бегут в военной форме, позорище».
Говоря о возможном участии контрактников в боевых действиях в Донбассе, Кенс обмолвился: «А еще я скажу, это слова контрактников, 80 человек: мы на Украину воевать не поедем! <...> Мамы приходят — на Украине семь месяцев были. Кто был на Украине семь месяцев? О чем вы говорите? Какая Украина семь месяцев? Что ваши дети врут вам? А последнее, там, где я находился три месяца, я вам одно скажу — вот там настоящие мужики, с 16 лет мужички, и женщины там такие же».
«Газета.Ru» позвонила замполиту 2-го батальона 33 ОМСБр старшему лейтенанту Максиму Гранкину, который общался с родителями и представлялся помощником командира в/ч № 22179. Однако, выслушав вопрос, Гранкин повесил трубку и дальнейшие звонки сбрасывал. С подполковником Кенсом связаться не удалось. Рядовые и сержанты не знают, кто осуществлял общее командование на полигоне «Кадамовский». Учебно-боевой подготовкой рот занимались прибывшие с ними командиры, но общее руководство учениями на полигоне осуществляли незнакомые майкопским контрактникам офицеры, вероятно, из Южного военного округа.
В Минобороны оперативный комментарий предоставить не смогли. Однако военное ведомство неоднократно формулировало «Газете.Ru» официальную позицию: сообщения о присутствии российских военных на территории Украины — ложь, а слухи о якобы проводимой агитации в российских частях ехать добровольцами в Донбасс — недостоверны.

Вопрос законности агитации

В армейских уставах написано, что военнослужащие должны выполнять законные приказы, говорит глава профильной комиссии СПЧ Сергей Кривенко.
«Там же сказано, что основной вид приказов — письменный. При любом сомнении военный должен потребовать приказ именно в письменной форме от любого из офицеров», — объясняет Кривенко.
По словам Кривенко, отправление военных для выполнения боевых задач за рубежом невозможно без указа президента. Формально отправляющимся туда бойцам грозит статья «Наемничество» и «Участие в незаконных вооруженных формированиях».
Кривенко напоминает, что для самовольного оставившего часть по закону дается десять дней, чтобы военнослужащий обратился в прокуратуру и написал заявление об обстоятельствах, которые заставили пойти его на такой отчаянный шаг. «Если будет реальное разбирательство по закону, то командирам грозит ответственность за нарушения порядка части», — говорит Кривенко.
---------------------------------------------------------------------
Прямо праздник какой-то в фашистских СМИ, приступы правды или смена политических приоритов? 

Российская газета наконец начала писать о Януковиче правду. Через полтора года после его бегства...


Интернет реклама УБС