суббота, 25 июня 2016 г.

Как объединить усилия против российской пропаганды?






Технология Ванна в ванне. Наливная ванна. Эмалировка и реставрация ванн, ремонт ванной, лучшая цена и гарантия по восстановлению эмали.

Агрессия России в Украину заставила пересмотреть подходы к стратегии обороны нашего государства. Спустя два года после начала российской экспансии Генеральный штаб ВС Украины стал переосмысливать свою роль в организации комплексной обороны государства от внешних угроз. В украинской военно-политической риторике все чаще слышатся тезисы о «гибридной войне» России и «гибридном реагировании» Украины на вторжение террористических войск.

Это логично, поскольку массовая поддержка государства негосударственными структурами (волонтерами) является фактором «гибридности» российско-украинской войны.

С началом военной кампании по захвату Украины сотни волонтерских объединений подключились к мероприятиям по обороне государства. В ответ на агрессию России неправительственные организации Украины первыми стали предпринимать меры по обороне.

В тот момент, помимо создания добровольческих подразделений для обороны Донбасса, волонтеры помогали в материальном и продовольственном обеспечении войск, военной логистике, медицине, психологии, в финансовом, правовом, социальном и других видах обеспечения.

Вместе с тем, одним из ключевых направлений отражения «гибридной агрессии» стало противодействие информационной экспансии России. Негосударственные объединения волонтеров-журналистов выступили в защиту государственного информационного пространства от колоссального потока лжи со стороны РФ.

Так возникли группа «Информационное сопротивление», команда «ИнформНапалм», проект «Stopfake» и другие. Об этом подробно рассказывается в книге группы ИС «Вторжение в Украину: хроника российской агрессии».

Что из себя тогда представляла информационная экспансия России?

С конца 2013 г. по март 2014 г. Кремль создавал информационные предпосылки для аннексии Крыма и дестабилизировал ситуацию на Донбассе. Информационная кампания сопровождалась массированным информационно-психологическим воздействием на население и информационной блокадой контролируемых террористами регионов.

С марта 2014 г. по сентябрь 2015 г. – этап наиболее жестких форм информационно-психологического давления. Его главная черта – распространение информации с элементами запугивания, ненависти, разрушения социальных связей, а также привлечение инструментария «soft power».

С сентября 2015 г. информационная кампания России проходит в сниженном уровне агрессивности. Ее отличительная особенность – проведение мероприятий информационного давления в условиях «невойны» на Донбассе.

Вместе с этим, следует сделать акцент на том, что с прекращением активной фазы боевых действий, оценка факторов информационных влияний со стороны агрессора объективно притупляется. Очевидно, мнение общественности синхронизируется с военными сводками. Мол, если нет обстрелов «Градами» – значит, информационная война России также прекратилась.

Новости Украины / Ukraine News

Очень важно, чтобы в каждом из этих этапов формировались ответные контрмеры. По сути – это оперативные месседжи, которые бы позволяли видеть реальную картину событий за пеленой дезинформационных, провокационных и фальсифицированных сообщений. Но, из опыта организации и проведения подобных мероприятий, государственные структуры крайне медленно реагируют на изменения в информационной обстановке. Это играет на руку противнику. Один из последних из примеров – информационная акция российских медиа по воспрепятствованию проведению полицейской миссии на Донбассе.

В этих случаях работа неправительственных общественных организаций (НГО) оказывалась наиболее эффективной.  

Во-первых, НГО информационного направления отслеживали и анализировали ситуацию, ничем не уступая государственным СМИ. Во-вторых, следует учитывать их незаангажированность, а также способность объективно и оперативно реагировать на происходящие события. В-третьих, оперативное распространение информации в электронных средствах коммуникации позволяет лучше отслеживать настроение аудитории и видеть запросы потребительской аудитории.

По опыту работы украинских НГО информационного направления, их деятельность сосредоточена на таких направлениях:

а) НГО журналистов (стрингеров, публицистов):

- продуцировать и публиковать актуальные новости;

- вскрывать информационные мероприятия противодействующей стороны, которые планируются и проводятся скрытно;

- обнаруживать дезинформационные сообщения противника и информировать об этом общественность;

- проводить журналистские расследования и показывать агрессивную сущность страны-неприятеля и другое.

б) НГО кибер-специалистов:

- фиксировать и находить уязвимые места на своих ресурсах при воздействии возможных кибер-атак со стороны информационного агрессора;

- распространять конфиденциальную компрометирующую информацию, добытую из электронных ресурсов неприятеля;

- осуществлять кибер-защиту своих интернет-ресурсов и другое.

в) НГО творческих лиц:

- создание произведений изобразительного искусства патриотического содержания и проведение выставок-показов;

- создание и распространение клипов, анимационных фильмов, документального кино патриотического содержания;

- тематические постановки театральных самодеятельных коллективов и др.

г) информационно-аналитические НГО и социологические центры:

- анализ внешнеполитической ситуации и демонстрация агрессивных целей противодействующей стороны;

- составление прогнозов развития ситуации;

- проведение социальных опросов общественного мнения и др.

Нужно сказать, что это не окончательный перечень направлений неправительственных общественных организаций. Развитие технологий ведения информационных войн создает условия для наращивания возможностей и потенциалов информационных НГО.

Очень важно, что сегодня в России к исследованиям «гибридных войн» привлечены более сотни военно-научных организаций РФ. За последние два года в штатах военных НИИ РФ появились научные отделы по изучению «невоенных методов» ведения войны.

Українське кіно, художнє та документалістика

Более того, за 2015-2016 гг. флагман российской пропаганды МИА Россия сегодня запустил мультиязычный информационный web-портал Sputnik и распространил вещание своего телеканала Russia Today на всю Европу. По приблизительным подсчетам, на потребности ведения информационной войны Россия ежегодно выделяет около $3,5 млрд.

Одним словом, под информационным давлением России оказались многие страны Европы. Условно, их можно разделить на две категории.

Первые – страны, подверженные постоянному деструктивному информационному влиянию – Грузия, Украина, Молдова, Турция, Польша, Германия, Эстония, Латвия, Литва, Финляндия и другие. В этих государствах неоднократно отмечались попытки навязывания видения происходящих событий в призме Кремля, нивелируя точку зрения самого государства.

Вторые – страны с управляемыми извне информационными потоками. К ним относятся постсоветские государства, которые существуют в режиме «аннексированного информационного пространства». Их информационные потоки отданы России под фактическое подчинение. Среди таких государств – Беларусь, Казахстан, Армения, Таджикистан, Киргизстан и другие.

В этом «калейдоскопе» нетрудно увидеть окончательную цель информационной политики России – страны из первой категории должны перейти во вторую.

«Гибридная война» в Украине – самое яркое тому подтверждение: информационные потоки оккупированных Россией территорий были переведены под управление Кремля за минимально короткое время.

В этой связи, логично задать вопрос: каким образом НПО государств, которые находятся под информационным давлением Кремля, могут создать адекватную защиту?

Да и вообще, возможно ли противостоять информационной войне России, которая тратит баснословные средства на борьбу за умы и сердца миллионов европейцев?

Как оказалось, решение лежит на поверхности.

Группа «Информационное сопротивление» поддерживает контакты со многими украинскими и иностранными НПО, которые занимаются информационной работой. При этом, была замечена важная особенность – каждая из общественных организаций пытается выстроить собственную комбинацию защиты, создавая при этом свой информационный продукт. У каждой из НПО есть индивидуальный опыт информационного противостояния, который был бы полезен для других коллег. Безусловно, при обмене опытом и информацией, потенциал информационных НПО можно усилить во много раз.

С другой стороны, если у десятков стран существует общий враг в информационной войне, и их НПО пытаются бороться с этим врагом, то логично было бы объединить усилия всех НПО в этом направлении.

В настоящее время обсуждается проект создания международного объединения НПО – информационного консорциума по противодействию пропаганде РФ. Идею готовы поддержать многие НПО из Украины, Молдовы, Грузии, Латвии, Польши, Эстонии и других государств, которые занимаются информационной работой.

С этой целью, группа «Информационное сопротивление» инициировала меморандум, который предлагает объединить усилия по мониторингу информационного пространства. В нем отмечено, что одной из задач международного объединения будет выявление дезинформационных, провокационных и фальсифицированных сообщений со стороны российских информационных ресурсов. Кроме того, планируется, что объединение НПО сможет информировать сообщество о пропагандистской деятельности РФ и ее манипуляционных технологиях. Обмен опытом и информацией может осуществляться на конференциях, брифингах или пресс-конференциях.

И главное, на основании результатов совместной деятельности десятков НПО могут формироваться объективные рекомендации для национальных государственных структур относительно вариантов реагирования на информационные угрозы со стороны российской пропаганды.

Декоративное оформление стен вашего дома.

Вячеслав Гусаров, эксперт по вопросам информационной безопасности, группа «ИС»





Мы делаем качественный ремонт быстро, профессионально и дешево.

Интернет реклама УБС