пятница, 1 мая 2015 г.

«Последний европейский диктатор» стал идеальным миротворцем.


О том, что батька немножко «гитлер», говорилось уже давно, еще в прошлом тысячелетии. Карикатурный, миниатюрный, но все-таки фюрер. Последний европейский диктатор - так его называли до недавнего времени.
Причины имелись.
В самом деле, если представить Адольфа без армии, способной докатиться до Москвы, зажатого в тесные границы маленькой депрессивной страны, то и получится лукашенковская Беларусь. Фюрер по-своему любил немцев, особенно детей - и батька с неподдельной слезой на щеке и в голосе говорил о белорусских «девочках-тростиночках». Гитлер до лоска отдраивал местный орднунг. Лукашенко тоже как умел наводил порядок на улицах и площадях родной страны. Законно избранный вождь НСДАП был беспощаден к врагам рейха. И президент Белоруссии физически устранял своих конкурентов из жизни и из политики.
Случалось, Александр Григорьевич похваливал германского предшественника, и тут разражался скандал. Так, в нашумевшем двадцать лет назад интервью газете «Хандельсблатт», которое потом прозвучало еще и в эфире первой программы белорусского радио, Лукашенко с большим чувством отзывался о «немецком порядке» и о национальном лидере, «поднявшем страну из руин». Конечно, далеко не все батьке нравилось в этом герое: к примеру, он резко критиковал Гитлера за развязывание Второй мировой войны. Но в целом был объективен и вообще, хитрюга такой, склонял собеседника к мысли, что «консолидация вокруг одного человека» - это полезно для страны. Тогда для Германии было полезно, теперь для Беларуси. Получалось, что Лукашенко творчески осваивает опыт немецкого руководителя, не повторяя его досадных ошибок.
Собственно, батька всегда был простодушен и болтлив, хотя на свой лад расчетлив. Вероятно, он всерьез полагал, что немцу будет приятно услышать хорошее про Гитлера. Однако невежество не следует путать с глупостью: во внутриполитических разборках Лукашенко с его звериным чутьем всегда побеждал, да и на международной арене, умело ссорясь то с Россией, то с Западом, неимзенно с кем-нибудь да союзничал. Когда же оказался наконец в полной изоляции, судьба подарила ему российско-украинскую войну, в ходе которой Александр Григорьевич стяжал лавры миротворца.
Выяснилось, что Минск - идеальное место для встреч "нормандской четверки", а Лукашенко незаменим в качестве радушного хозяина. Он внезапно стал нужен всем, включая Меркель и Олланда, и если Путин садился не в то кресло, то батька безжалостно отнимал его у российского гостя. Переговоры заходят в тупик, конфликт на востоке Украины усугубляется "холодной войной" в отношениях Кремля с Западом, и проиграть могут все - кроме Лукашенко. Вчерашний изгой, батька ныне вершит мировую политику, сближаясь сразу и с Москвой, и с Европой.
Более того. Понемногу открылось, что Александр Григорьевич вовсе не последний европейский диктатор, о чем он уже с удовольствием поведал в другом прогремевшем интервью. Место «гитлера» тоже оказалось занятым: так теперь самые неполиткорректные из комментаторов называют иного современного политика. А Лукашенко, освоившись в новой роли пацифиста-модератора, купается в лучаях славы и пребывает в прекрасном настроении. Так что, выступая с посланием перед своим партхозактивом, совсем уж перестает следить за языком.
Собственно, в минувшую среду он говорил не только о евреях. Он решал кадровые вопросы, приказывая сократить госаппарат на 10%. Привычно спасал экономику, подбадривая банкротов. Не забывал и о культуре, призывая снимать для народа фильмы простые и понятные. Предвкушая очередную победу на скорых выборах, демонстрировал неслыханный плюрализм: тащите, говорил, в парламент всех, с разными мнениями. Но, противореча себе, под конец сорвался, раздраженный излишним вольномыслием Юрия Зиссера, совладельца портала Tut.By, где в невосторженных тонах комментировался закон о тунеядстве, любимое детище Лукашенко.
Тут батька и метнул молнию в Семена Шапиро, председателя Миноблисполкома, который, как можно было понять, отвечает в Беларуси за всех евреев. Но не справляется, вот они и распустились, начиная с Зиссера, который «как-то непорядочно себя ведет порой». Тут и раздался в зале холуйский смех, а эксперты по Лукашенко вспомнили и про консолидацию вокруг фюрера, и про давние антисемитские батькины речи насчет Бобруйска, который евреи, по его словам, превратили в «свинушник». Тут и разразился свежий скандал, такой нелепый и вредный на фоне геополитических триумфов президента Белоруссии. С нацистским таким душком, с этой тяжелой вонью, которая и через 70 лет после Победы отравляет атмосферу на земле.
Впрочем, преувеличивать масштабы скандала не следует. Во-первых, репутация у Лукашенко такова, что по сравнению с прочими его словами и делами разнос, устроенный областному руководителю и подотчетным ему евреям, выглядит скорее комично. Во-вторых, обруганный Зиссер уже откликнулся: он «немного удивлен», но и только. В-третьих, оскорбленный Шапиро сообщил, что он вовсе не чувствует себя оскорбленным, ибо не стесняется своей национальности и по достоинству оценил «шутку» президента. Ну, а если евреи не обижаются, то что же за них вступаться?
А главное, ситуация в мире такова, что Лукашенко дозволено многое. Он ведь и вправду, хоть и бесполезен по сути, но очень нужен на своем новом посту. Пока война приостановлена, имитация мирного процесса является важнейшей частью международной политики, и нынешний предпоследний диктатор необходим на переговорах с последним. Бывший карикатурный «гитлер» пригодится в дискуссиях с настоящим, и чем дольше длится этот диспут, тем больше шансов обмануть и заболтать большую беду. Такую беду, что рядом с ней может померкнуть и Вторая мировая война.
И это понимают почти все участники минского процесса. Даже Лукашенко.



Интернет реклама УБС